laki_val (laki_val) wrote,
laki_val
laki_val

Про силу воли

У меня такая сила воли, такая .... да никакая!
Рассказываю по порядку. Вчерась с утречка решила встать на весы, а то тетю Валю расперло за последние месяцы неслабо и брюки застегываются с трудом. И что я там вижу? 84 кг. Нехиленько так. Миленько очень. Прэлестно, блин!
Перебор в общем. Я понимаю - 78, ну 79, а и ладно - пусть будет 80, но с 84 что-то нужно делать!
Принимаю волевое решение - перестать жрать хлеб, сахар и кондитерские изделия в любом виде.
Хожу, горжусь собой и уматываю в магазин за памперсами и подарком племяннице Катюхе.
В процессе выбирания подарка (зонта) звоню посоветоваться с мамой, которая сообщает, что у нас гости - сеструха двоюродная Марина.
А с ней мы видимся раз в год, когда она приезжает с Чукотки на родину.  И я несусь домой со все лап, потому что она через 4 часа собирается в обратный путь. Прихожу домой, а там....там....тооооортик!

В общем я его ела, еще и сегодня  утречком с ним распрощалась.
Теперь и решение не жрать сладости и хлеб можно претворять в жизнь.
Правда мой вчерашний день напоминает мне один эпизод из "Чонкина" Войновича... Вот этот:


Председатель Голубев сидел в своем кабинете и с привычной тоской перебирал деловые бумаги. За окном вечерело. От домов, деревьев, заборов, людей и собак тянулись длинные тени, навевая грустные мысли и желание выпить, чего он не делалвсо вчерашнего дня. Вчера он ездил в район и просился на фронт. Битый час он доказывал рыжей врачихе, что плоскостопие - недостаточный повод, чтоб ошиваться в тылу. Он повышал на нее голос, льстил и даже пытался соблазнить, без особого, впрочем, энтузиазма. Под конец она уже начала колебаться, но, засунув ему под ребра свои длинные тонкие пальцы, пришла в ужас и схватилась за голову.

- Боже мой! - сказала она. - Да у вас печень в два раза больше, чем нужно. Пьете?

- Бывает иногда, - ответил ей Голубев, отводя глаза в сторону.

- Надо бросить, - решительно сказала она. - Разве можно так наплевательски относиться к собственному здоровью?

- Нельзя, - согласился Голубев.

- Это просто варварство! - продолжала она.

- Да, действительно, - подтвердил Голубев. - Сегодня же брошу.

- Ну ладно, - смягчилась она, - через две недели повторно пройдете комиссию, и, если райком против не будет, езжайте.

После этого разговора он поехал домой. Против чайной лошадь, как обычно, остановилась, но он стегнул ее концами вожжей и поехал дальше. И вот уже полторавдня не пил ни капли.

"Да, - глядя в окно, - думал он удовлетворенно, - что-что, а сила воли у меня все-таки есть". В это время в поле зрения председателя оказался Чонкин. Он шел через площадь к конторе и нес в руках некий обтекаемый предмет, который Иван Тимофеевич сразу опознал опытным взглядом. Это была фляга. Иван Тимофеевич сглотнул слюну и затаился. Чонкин приблизился к конторе и, громко стуча ботинками, поднялся на крыльцо. Председатель поправил на столе бумаги и придал своему лицу официальное выражение. В дверь постучали.

- Да, - сказал председатель и потянулся за папиросой.

Чонкин вошел, поздоровался и остановился, топчась у дверей.

- Проходи, Ваня, вперед, - пригласил председатель, не отрывая взгляда от фляги. - Проходи, садись.

Чонкин нерешительно подошел к столу и сел на самый краешек скрипучего стула.

- Да ты, Ваня, не стесняйся, - поощрил председатель, - садись нормально, на всю жопу, Ваня, садись.

- Ничего, мы и так. - назвав себя от смущения на "мы", Чонкин поерзал на стуле тем самым местом, на которое столь деликатно указал председатель, но дальше продвинуться все-таки не посмел.

После этого в кабинете установилось долгое и тягостное молчание. Голубев смотрел на просителя выжидательно, но Чонкин словно язык проглотил. Наконец, он пересилил себя и начал:

- Ты это вот чего... - сказал Чонкин и, покраснев от натуги, замолчал, не зная, как дальше вести разговор.

- Понятно, - сказал председатель, не дождавшись продолжения. - Ты, Ваня, не волнуйся, а выкладывай по порядку, зачем пришел. Курить хочешь? - председатель пододвинул к нему папиросы "Казбек" ("Дели" давно не курил).

- Не хочу, - сказал Чонкин, но папиросу взял. Он поджег ее со стороны мундштука, бросил на пол и растоптал каблуком.

- Ты это вот чего... - начал опять Чонкин и вдруг решительно, со стуком поставил флягу перед Голубевым. - Пить будешь?

Председатель посмотрел на флягу и облизнулся. Недоверчиво посмотрел на Чонкина.

- А ты это по-товарищески или в виде взятки?

- В виде взятки, - подтвердил Чонкин.

- Тогда не надо. - Иван Тимофеевич осторожно подвинул флягу назад к Чонкину.

- Ну, не надо, - так не надо, - легко согласился Чонкин, взял флягу и поднялся.

- Погоди, - забеспокоился председатель. - А вдруг у тебя такое дело, что его можно решить и так. Тогда выпить мы сможем не в виде взятки, а по-товарищески. Как ты считаешь?

Чонкин поставил флягу на стол и подвинул к председателю.

- Пей, - сказал он.

- А ты?

- Нальешь, и я выпью.

- 38 -

Спустя полчаса, когда содержимое фляги резко уменьшилось, Голубев и Чонкин были уже закадычными друзьями, курили папиросы "Казбек", и председатель задушевно жаловался на свои обстоятельства.



Tags: О себе любимой, литературное
Subscribe

  • Тень и кость / Shadow and Bone (2021)

    Телеадаптация подросткового фэнтази для девочек Ли Бардуго со знакомым сжетом "сирота узнает, что она избранная и всех спасет, но страдет,…

  • (no subject)

    Ну, с праздничком. Всем любови и моркови. Я чуток потерялась, комп немножко помер и не реанимируется пока, с планшета-телефона-телевизора писать…

  • Про кино

    1. Частная жизнь Шерлока Холмса / The Private Life of Sherlock Holmes (1970). И до 2010 г. деятели экранных искусств на основе произведений…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments